Политика и экономика

Самарская область | НАШИ ГЕРОИ ТЫЛА. Рассказывает председатель Самарской Губернской Думы Геннадий Котельников

Мой отец, дед и дядя ушли  на фронт практически в самом начале войны.

Дома, в селе Верхнее Аблязово Кузнецкого района Пензенской области, остались бабушки, мама и моя тетя.

Бабушка по папиной линии, Анисья Андреевна Котельникова, проводила на фронт обоих сыновей.

Сама всю войну работала на ферме в колхозе «Родина Радищева». Коров нужно было доить 3 раза в день. Первая дойка начиналась в 5 утра. Бывало, что трижды в день дояркам приходилось ходить пешком за несколько километров, если стадо находилось на выпасе.

В уборочную страду к работам в полях привлекались все. Бабушка Анисья вместе с остальными косила траву, убирала солому, собирала урожай. Если погода менялась, на счету был каждый час — нужно было успеть до дождя убрать сено. Ведь от кормов зависело колхозное стадо, а почти всю продукцию отправляли на фронт, нашим солдатам.

Бабушка Анюта – Анна Михайловна Персанова, мама моей мамы, тоже во время войны трудилась в колхозе. Она работала на полях — боронила, сеяла, собирала зерновые, сажала картошку.

Когда началась Великая Отечественная, моей маме было 10 лет. По меркам мирного времени – ребенок, по военным – взрослый человек, на плечи которого легли все заботы о личном подворье. Пока бабушка работала, мама ухаживала за коровой, птицами, следила за огородом.

Помню, когда я был маленьким, бабушка рассказывала, что вполне могла положиться на свою дочь — спокойно уходила работать в поля, знала, что Мария подоит корову, прополет огород. Ответственность лежала на маме очень большая – нужно было вырастить  картошку, лук, свеклу, капусту, чтобы хватило семье на всю зиму. БОльшую часть личного урожая сдавали для нужд Красной Армии, себе оставляли минимум, чтобы не умереть с голоду.

Летом мама и ее 8-летняя сестра Александра собирали в лесу ягоды, грибы, щавель, черемшу, лекарственные растения — все, что могло помочь выжить в те годы.  

Когда же в колхозе приступали к сбору урожая, то подключались все.

Мама трудилась на сенокосе – дети и подростки ворошили сено, складывали его в стога. Помогала она и в сборе зерновых. Взрослые косили и связывали колосья в снопы, а дети вслед за ними относили эти снопы с поля. Рядом же, как правило, стояли молотилки, на них работали женщины. Дети и подростки подносили колосья, а затем руками собирали зерно в мешки.

Жара! Вода быстро кончается, по полю больно ходить, остатки колосьев впиваются в хлипкую обувь… И так с раннего утра до позднего вечера.

Хватало работы и зимой. Сельские труженики заготавливали дрова на топливо для электростанций, для школы, для фермы. 

Когда я уже стал взрослым, узнал, что моя родная Пензенская область внесла огромный вклад в оказание помощи фронту. В годы войны колхозы и совхозы области дали Родине около 60 млн пудов хлеба (960 тысяч тонн). И это при том, что работали одни женщины и дети! Для нужд фронта отправляли молоко, масло, картошку и другие продукты. Работали на износ.

Но ни разу в жизни я не услышал ни одной жалобы на тяжелые условия работы ни от бабушек, ни от мамы. «Так было надо нашей стране. Мы не могли подвести своих мужчин, которые воевали на фронте»,- говорили мои родные.

Сообщает Самарская Губернская Дума